Страницы: 1 \ 2 \ 3 \ 4 

Тюремные новости:

Правовые новости. 

Семейный передел.

Верховный суд разъяснил, за что наследник может быть признан недостойным.

Судебные споры о наследстве считаются одними из самых долгих и сложных, причем как в моральном, так и в материальном плане. За оставленное после смерти человека добро часто разворачиваются настоящие баталии по всем правилам военного искусства. Отличительная черта подобных боев - они в основном затрагивают родственников наследодателя. Именно такое дело изучала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

В нем сестра после смерти матери просила признать брата недостойным наследником. Разъяснения высокого суда, кто в таких случаях по закону может быть объявлен недостойным, должны реально облегчить жизнь настоящим и, особенно, будущим наследникам.

Все началось с иска сестры к родному брату. В районном суде Краснодара гражданка рассказала, что после смерти матери открылось наследство - участок и на нем дом.

Они с братом являются наследниками первой очереди по закону.

Это означает, что завещания родительница не оставила. Отец умер два года назад.

По рассказам истицы выходило, что брат еще при жизни отца пытался "незаконно завладеть" домом и участком. Поэтому она просит признать брата недостойным наследником. Районный суд выслушал стороны и истице отказал. Но в краевом суде с таким решением не согласились и его отменили. Судебная коллегия по гражданским делам краевого суда сама вынесла новое решение - по иску сестры брата признали недостойным наследником.

Пришлось брату дойти до Верховного суда РФ. Там дело изучили и согласились с доводами брата, заявив, что в решении краевого суда есть "нарушения материального и процессуального права". Вот как они выглядели с точки зрения Верховного суда РФ. Судя по материалам дела, истица и ответчик - родные брат и сестра. Их отец умер в 2015 году. Наследниками по закону стали дочь и жена покойного. Именно они вступили в наследство и поделили между собой дом и участок. Спустя более двух лет умирает вдова, и наследниками первой очереди оказываются ее дети - дочь и сын. Но дочь не захотела делиться наследством и обратилась в суд с иском, попросив признать брата недостойным наследником.

Районный суд в своем решении записал, что истица не представила суду доказательств, подтверждающих, что брат "совершал умышленные противоправные действия" против матери, кого-то из наследников или пытался урвать больше остальных наследников. Краевой суд, отменяя это решение, сам принял новое. В нем он написал, что в 2013 году сын судился с отцом именно из-за этого дома. Коротко суть той старой истории в следующем. В далеком 1988 году отец подарил сыну половину дома. А спустя годы - в 1993 году - "по соглашению сторон" договор дарения был расторгнут. Потом, уже в 2013 году, был суд. Сын попросил разделить дом между ним и отцом. А отец во встречном иске попросил выселить сына с семьей из этого дома и снять их с регистрационного учета. Сыну суд отказал, а требование отца удовлетворил. Вот вспомнив эту историю, краевой суд и заявил, что сын, "злоупотребляя правом" и прекрасно зная, что договор дарения расторгнут, просил разделить дом и отдать ему в собственность половину.

А это означает, что он "умышленными противоправными действиями пытался увеличить причитающуюся ему долю в наследственном имуществе". Еще в решении краевой суд записал, что у сына были конфликты с отцом при его жизни "относительно права пользования" домом и участком. В качестве еще одного весомого аргумента краевой суд указал, что сын вообще-то не был на похоронах матери.

С выводами краевого суда Верховный суд РФ не согласился и напомнил, что все основания для признания гражданина недостойным наследником перечислены в статье 1117 Гражданского кодекса РФ. В ней сказано, что не могут стать наследниками ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими "умышленными и противоправными действиями" что-то нехорошее совершили по отношению к наследодателю или остальным наследникам. То есть мешали "осуществлению последней воли наследодателя, выраженной в завещании", пытались сами получить наследство или что-то делали, чтобы его получили посторонние, пытались увеличить свою долю наследства. Все эти перечисления незаконных действий заканчиваются фразой о том, что эти нехорошие обстоятельства должны быть подтверждены в суде.

Сослался Верховный суд РФ и на свой пленум по делам о наследстве (N 9 от 29 мая 2012 года). Там было четко указано, что все противоправные действия, которые может совершить недостойный наследник, перечисленные в статье 1117 Гражданского кодекса, являются основанием для утраты права наследовать, если эти действия умышленные. Причем цели и мотивы совершенно не важны - сотворил это гражданин из-за мести, ревности, хулиганских побуждений. Наследник перестанет считаться таковым, если подделает, украдет или уничтожит завещание, заставит других наследников отказаться от своей доли.

По Гражданскому кодексу признать наследника недостойным можно при условии, что все перечисленные в законе обстоятельства подтверждены в суде, если слушалось уголовное дело или есть решение суда, если рассматривали гражданский спор, например, о признании завещания недействительным или была угроза, связанная с завещанием.

Верховный суд подчеркнул - раз сестра попросила признать брата недостойным наследником, значит по закону он должен был совершить "противоправные действия" против сестры или матери. В статье 56 Гражданского процессуального кодекса сказано, что каждая сторона судебного спора должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается. Но никаких доказательств, что брат что-то плохое совершал против сестры и матери, истица не привела. Это означает, что применить к нему статью 1117 Гражданского кодекса не получается.

Кроме этого "противоправность" действий брата должна подтверждаться либо решением суда, если речь идет о гражданском деле, либо приговором, если дело уголовное. Ничего подобного по отношению к ответчику не выносилось, подчеркнул Верховный суд РФ.

По поводу того суда, когда ответчик судился с отцом, Верховный суд заявил следующее: этот судебный спор сына с отцом не может быть основанием для признания ответчика недостойным наследником. Дело в том, что отец, участник того старого спора, не имеет отношения к нынешнему делу, и нынешний суд не устанавливает "характер взаимоотношений" отца и сына. Краевой суд признал, что основанием для того, чтобы назвать ответчика недостойным наследником, является старое решение суда о разделе имущества. Но на это Верховный суд РФ заявил - обращение гражданина в суд с иском о защите его нарушенных или оспариваемых прав не может считаться "злоупотреблением правом".

Верховный суд РФ оставил в силе решение районного суда с отказом сестре признать брата недостойным наследником. Решение краевого суда отменено.

Первоисточник: rg.ru

 

Без суда.

Приставы взыщут долги по зарплате, минуя судебные инстанции.

Роструд сможет напрямую, минуя судебные инстанции, потребовать от судебных приставов добиться от работодателя погашения долгов по зарплате. Об этом сообщил журналистам министр труда и соцзащиты Максим Топилин по итогам заседания Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (РТК).

Правда, сами работодатели не согласны с наделением Роструда такими полномочиями, добавил Топилин. Законопроект, упрощающий взыскание зарплаты через судебных приставов, минтруд не первый раз выносит на РТК из-за сопротивления крупных компаний.

Документ предполагает, что трудовой инспектор сам может направить исполнительный документ в Федеральную службу судебных приставов, этот же документ получит работодатель, у которого будет 10 дней на обжалование этого решения в суде. Взыскать задолженность судебный пристав должен в течение двух месяцев. Этот порядок, с одной стороны, мог бы разгрузить суды, с другой - сократил бы сроки взыскания долгов по зарплате.

Среди наиболее уязвимых в этом плане - сезонные работники. По словам вице-премьера Татьяны Голиковой, только в сельском хозяйстве доля таких работников достигает 10 процентов, это около двух миллионов человек.

Они все чаще страдают от невыплаты зарплаты.

Как рассказала Голикова, за 8 месяцев этого года госинспекции труда провели 80 внеплановых проверок по обращениям сезонных работников, связанных с задержками зарплаты. Нарушения зафиксированы в Магаданской, Ульяновской и Калининградской областях, Камчатском и Забайкальском краях, а также в Бурятии, по всем случаям предпринимаются оперативные меры. Особое внимание уделяется борьбе с задолженностью в труднодоступных местностях. В дополнение к мерам, которые предпринимает Роструд, РТК подготовила рекомендации для отраслевых профсоюзов и объединений работодателей по повышению гарантий по соблюдению трудовых прав сезонных работников.

Комиссия рекомендует работодателям компенсировать расходы сезонных работников, связанные с переездом к месту труда и предусматривать для них дополнительные гарантии с учетом отраслевой специфики, такие как предоставление помещений для проживания или их оплата, обеспечение питанием или частичное возмещение его стоимости, предоставление возможности приобретать произведенную продукцию по себестоимости.

В объявлениях о привлечении на сезонную работу работодателям рекомендуется раскрывать структуру зарплаты, условия получения стимулирующих и компенсационных выплат, условия труда и проживания, четко формулировать требования к квалификации работника.

Кроме того, рекомендации предусматривают включение норм по дополнительным гарантиям сезонным работникам в соглашения на отраслевом и региональном уровне, а также в коллективные договоры.

За январь - июнь трудовые инспекции провели 17,7 тысячи проверок оплаты труда, им удалось добиться погашения задолженности в размере 6,53 миллиарда рублей перед более чем 256 тысячами работников.

Первоисточник: rg.ru

 

Обоснуйте, ваша честь.

Законодатели не разрешат судьям выносить сокращенные решения.

Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству рекомендовал ко второму чтению резонансный законопроект, который в юридическом мире назвали процессуальной революцией: в процедуру рассмотрения дел в судах предлагается внести серьезные изменения.

Самая главная новость: отвергнуто одно из нашумевших предложений, планировалось разрешить судьям выносить решения в сокращенном виде. Из привычной схемы "вводная часть - мотивировочная - резолютивная" предлагалось исключить мотивировочную, самую длинную. Так что оставалась информация, кто что требовал и что решил суд. А почему так решил - непонятно.

Аргументы сторонников идеи (что это разгрузит правосудие, что в большинстве дел стороны даже не обжалуют решений и что для желающих суд делал бы мотивировочную часть по запросу) не убедили законодателей.

Председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников отметил, что отказ от составления мотивировочной части решения суда в качестве общего правила мог привести к фактическому ограничению права на доступ к правосудию.

Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству рекомендовал ко второму чтению резонансный законопроект, который в юридическом мире назвали процессуальной революцией: в процедуру рассмотрения дел в судах предлагается внести серьезные изменения.

Фото: depositphotos.com

Самая главная новость: отвергнуто одно из нашумевших предложений, планировалось разрешить судьям выносить решения в сокращенном виде. Из привычной схемы "вводная часть - мотивировочная - резолютивная" предлагалось исключить мотивировочную, самую длинную. Так что оставалась информация, кто что требовал и что решил суд. А почему так решил - непонятно.

Пилипенко: Суд присяжных - проявление доверия государства к гражданам

Аргументы сторонников идеи (что это разгрузит правосудие, что в большинстве дел стороны даже не обжалуют решений и что для желающих суд делал бы мотивировочную часть по запросу) не убедили законодателей.

Председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников отметил, что отказ от составления мотивировочной части решения суда в качестве общего правила мог привести к фактическому ограничению права на доступ к правосудию.

Реклама 17

А также - к усилению закрытости судебной власти.

- Упрощение и ускорение процесса должно соответствовать целям гражданского судопроизводства и не нарушать фундаментальные правила и принципы отправления правосудия, - подчеркнул Павел Крашенинников.

Как рассказали правоведы, даже если сторонам процесса мотивы не важны, многим профессионалам необходимо читать полные решения, чтобы понимать, почему судебная практика складывается так или иначе. Напомним, правосудие у нас открытое, решения публикуются. Именно из мотивировочной части профессионалы понимают, как суды трактуют те или иные нормы, каких подходов придерживаются.

Зато законодатели в процессе работы дополнили проект другой новаций: в исполнительных листах будут указываться дополнительные данные о должниках. Это необходимо, чтобы не возникало путаницы. На практике нередко проблемы возникают у полных тезок должников, так как программы в электронных базах указывают на них. В наш электронный век уже мало указывать ФИО и дату рождения человека, так как очень много таких совпадений.

В отношении ответчика - гражданина в судебных документах должны быть указаны: фамилия, имя, отчество (при наличии) и место жительства, а также дата и место рождения, место работы (если они известны) и один из следующих идентификаторов, если он известен: СНИЛС, ИНН, серия и номер паспорта, основной государственный регистрационный номер ИП, серия и номер водительского удостоверения, серия и номер свидетельства о регистрации транспортного средства.

Еще одна новация: начиная с уровня региональных судов профессионально представлять интересы граждан (то есть за плату) смогут только дипломированные юристы.

- Требование профессионального представительства не распространяется на представителей в силу закона, а это не только законные представители. Это, например, представители профсоюзов по трудовым спорам, арбитражные управляющие, патентные поверенные - эти категории могут не иметь высшего юридического образования или ученой степени для представительства в суде, - пояснил Павел Крашенинников.

В настоящее время правило о наличии высшего юридического образования действует в отношении административных дел, когда одной из сторон процесса выступает какая-то государственная инстанция. Порядок рассмотрения таких дел прописан в Кодексе административного судопроизводства.

Проектом изменяется порядок выдачи исполнительного листа. В гражданских и арбитражных делах исполнительный лист будет выдаваться только по ходатайству взыскателя, за исключением исполнительного листа на взыскание денежных средств в доход бюджета.

Первоисточник: rg.ru

 

Не судите строго.

Районные суды присяжных вынесли первые оправдательные вердикты.

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко сообщил, что районные суды с участием присяжных уже вынесли первые оправдательные приговоры. Как повлияют на правосудие проходящая реформа и повышение ставок адвокатам, предоставляемым по назначению государственных органов подозреваемым и обвиняемым, Юрий Пилипенко рассказал в интервью "Российской газете".

- Юрий Сергеевич, каковы первые результаты нового закона о расширении компетенции суда присяжных? Чувствуете ли, что что-то изменилось? Присяжные судят мягче?

Юрий Пилипенко: Не так много времени прошло с того момента, когда в районных судах стали работать коллегии присяжных. По нашим данным, за это время (с 1 июня) ими рассмотрено пока свыше 10 дел.

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко сообщил, что районные суды с участием присяжных уже вынесли первые оправдательные приговоры. Как повлияют на правосудие проходящая реформа и повышение ставок адвокатам, предоставляемым по назначению государственных органов подозреваемым и обвиняемым,

Юрий Пилипенко рассказал в интервью "Российской газете".

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

- Юрий Сергеевич, каковы первые результаты нового закона о расширении компетенции суда присяжных? Чувствуете ли, что что-то изменилось? Присяжные судят мягче?

Юрий Пилипенко: Не так много времени прошло с того момента, когда в районных судах стали работать коллегии присяжных. По нашим данным, за это время (с 1 июня) ими рассмотрено пока свыше 10 дел.

Реклама 10

Забегая вперед и будучи очень смелыми в оценках, мы можем сказать, что результаты нас радуют, так как уже вынесено три оправдательных вердикта, а это подтверждает нашу веру в то, что суд присяжных - самый гуманный и справедливый.

Нам бы очень хотелось, чтобы судебная система на практике все-таки отнеслась к суду присяжных не как к чему-то чужеродному, то есть такому, что она должна "глушить" всеми возможными способами, поскольку ее заставили это принять, а как к естественной и самой цивилизованной форме судопроизводства.

- Готовите ли предложения по развитию института суда присяжных?

Юрий Пилипенко: Федеральная палата адвокатов уже на протяжении многих лет выступает за возвращение суду присяжных утраченных позиций и за дальнейшее расширение его компетенции.

Также мы предлагали ввести административную ответственность для кандидатов в присяжные, которые без достаточных оснований не являются в суд для формирования коллегии. Не исключаю, что в перспективе, после того как появятся первые итоги проводимых реформ, вернемся к этим предложениям.

Благодаря расширению полномочий суда присяжных правосудие оживет и станет более убедительным. Перед присяжными обвинение и защита имеют практически равные возможности, поэтому прокурорам, привыкшим "играть в одной команде" с профессиональными судьями, придется более тщательно и аргументировано отстаивать свои позиции.

Общество должно быть заинтересовано в том, чтобы невиновные не находились на скамье подсудимых и не были осуждены. И адвокаты, когда настаивают на расширении компетенции суда присяжных, заботятся не о своих интересах, а об интересах государства и общества. Нам представляется, что суд присяжных - это проявление доверия к гражданам со стороны государства.

- Недавно опубликовано постановление Правительства о повышении вознаграждения адвокатов, предоставляемых по назначению государственных органов подозреваемым и обвиняемым по уголовным делам. С 2021 г. базовая ставка за день работы по делу составит 1500 рублей - почти втрое больше, чем сейчас (550 рублей). Повысится ли вместе с тем и уровень защиты?

Юрий Пилипенко: Безусловно, решение увеличить оплату защиты по назначению - справедливый акт государства. Ведь мизерный размер базовой ставки, после вычета налогов и других обязательных платежей едва перекрывающий прожиточный минимум и "не дотягивающий" до оплаты труда, например, неквалифицированного рабочего - это серьезная социальная проблема, о чем было прямо сказано в подписанном десятками тысяч адвокатов обращении, которое мы весной текущего года передали президенту России.

Поймите, очень сложно требовать от адвоката, существующего на такие ничтожные деньги, чтобы он в процессе каждый раз выкладывался. Такая оплата вынуждает его пытаться участвовать в нескольких процессах одновременно, а это не может не сказываться на качестве защиты. И все мы отдаем себе отчет в том, что размер оплаты может повлиять на общий уровень защиты прав граждан. А в защите по назначению участвуют более 70 процентов адвокатов, так как в большинстве регионов экономическая ситуация такова, что дел по соглашению практически нет - платежеспособность населения крайне низкая. Так и возник замкнутый круг, по которому мы ходили несколько лет.

И вот государство сделало шаг, чтобы выйти из этой ситуации, - повысило ставки. Заметьте, сделано это было после того, как к нему от имени адвокатов обратилась Федеральная палата. Да, безусловно, мы отстаивали наше понимание адвокатских будней, объясняли коллегам реалии нашей работы, но не могли не заметить, что даже вице-премьеры правительства детально осведомлены о наших "родовых травмах". Отсюда их отношение к состоявшемуся повышению оплаты защиты по назначению как в некотором смысле авансу. От нас ждут повсеместного введения автоматизированного распределения дел по назначению, исключающего злоупотребления в этой сфере и искореняющего такое отвратительное явление, как "карманные адвокаты". От нас также ждут совершенно прозрачной отчетности и по затраченному времени, и по деньгам. Ну и очевидно, что качество защиты по назначению не в теории, а на практике должно заметно улучшиться.

- Что Вы собираетесь предпринять для улучшения качества защиты, кроме внедрения автоматизированной системы распределения дел?

Юрий Пилипенко: Мы уже предпринимаем вполне конкретные шаги. Во-первых, VIII Всероссийский съезд адвокатов уже утвердил Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. Он содержит совокупность обязательных требований, которая гарантирует, что защита осуществляется. Во-вторых, сейчас мы разрабатываем и планируем на IX Съезде в апреле 2019 года принять Стандарт повышения квалификации, который будет регламентировать профессиональное обучение в том числе и адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению. В-третьих, уже в течение года действует принятый Советом ФПА единый Порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, предусматривающий в том числе применение региональными адвокатскими палатами автоматизированной системы распределения дел.

Такие системы в настоящее время используются пока в семи регионах, но в Федеральной палате адвокатов уже завершается разработка программного обеспечения, которым будут оснащены все палаты. Это автоматизированная система "АдвокатураПлюс", сейчас она проходит тестирование в четырех регионах страны.

- То, что повышение будет проходить не сразу, а поэтапно, вас не расстроило?

Юрий Пилипенко: Я был крайне удивлен, когда увидел реакцию некоторых коллег, - известием о повышении оплаты они разочарованы. Они считают, что повышение должно быть более существенным и к тому же единовременным, а не разделенным на этапы, как предусмотрено сейчас - с 1 января будущего года минимальная оплата за судодень составит 900 рублей, через год возрастет до 1250 рублей и только через два года достигнет 1500 рублей.

Не хотелось бы произносить общих фраз о взаимодействии адвокатуры как института гражданского общества с государством, но мы увидели, что это работает, когда над этим действительно работаешь. Причем работаешь не спорадически и хаотично, а настойчиво и регулярно. Мы, независимая от государства организация, обосновали свою позицию, к нам прислушались и пошли навстречу, несмотря на имеющиеся вопросы к качеству нашей работы, которое мы, как саморегулируемая корпорация, обязаны обеспечивать только своими силами.

И мы признательны президенту России Владимиру Путину, отреагировавшему на наше обращение не формально, а по существу, правительству страны, по поручению президента решившему этот вопрос.

Особо отмечу роль председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко и председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрея Клишаса в оказании нам конкретной помощи и проведении специальных парламентских слушаний по этой проблеме, заместителя председателя Правительства РФ - руководителя аппарата Правительства Константина Чуйченко - в согласовании решения, Министерства юстиции - в отстаивании именно нашей позиции и подготовке проекта постановления Правительства.

- Как долго пришлось добиваться повышения?

Юрий Пилипенко: Дискуссии начались еще задолго до подготовки этого документа. Повторяю, что повышение оплаты адвокатам по назначению - это не спонтанный шаг правительства, а целый проект, которым мы в Федеральной палате кропотливо занимались несколько лет. Подготовка постановления - это лишь верхушка айсберга. Я уже сказал о том, что шаг этот потребует от адвокатуры определенных дополнительных усилий. Хотя дополнительные усилия - немалые, должен признаться - потребовались от нас и для того, чтобы документ был подписан с указанными в нем сейчас ставками, а не с гораздо меньшими цифрами.

Поясню - в том числе и для тех коллег, которые считают дополнительное финансирование этой статьи государственных расходов делом само собой разумеющимся, - что правительство еще в начале этого года намерений повышать вознаграждение адвокатов не имело в принципе. Конечно, нам очень помогла инициатива ивановских адвокатов, которые в январе решили направить коллективное обращение главе государства. Но надо понимать, что после того как обращение было передано нами президенту и он в апреле дал правительству поручение изучить вопрос о возможности увеличения ставок, началась наша серьезнейшая, кропотливая, ежедневная работа без выходных дней над этим проектом.


Ведь после того как президент страны дал соответствующее поручение, надо было обосновать, что повышение ставок необходимо, - автоматически такие вопросы не решаются. Новый раунд дискуссий последовал за публикацией в июле подготовленного Минюстом проекта постановления, - прошла серия заседаний согласительной комиссии с участием всех заинтересованных ведомств.

Не стану описывать все детали, скажу лишь, что я, например, за эти полгода дважды прерывал свой отпуск (как всегда, короткий), чтобы прилететь на встречи, которые мне назначались, и думаю, что не открою тайну, когда скажу, что аппарат ФПА работал как слаженный механизм.

Особо отмечу, что для нас очень важна профессиональная и человеческая поддержка, которую нам оказали многие государственные структуры и должностные лица. Я не могу назвать все имена, потому что это очень большой проект, в котором оказались задействованными многие лица, имеющие влияние в нашем государстве. Но должен сказать, что им всем мы признательны за поддержку.

- О содержании дискуссий можете рассказать подробнее?

Юрий Пилипенко: Мы касались многих правоприменительных аспектов, в том числе самым детальным образом анализировали возвратность в бюджет денежных средств и правовые средства влияния на повышение возвратности. В частности, по результатам совещания у вице-премьера правительства Константина Чуйченко в Минюст было направлено поручение подготовить соответствующие поправки в УПК РФ.

С нашим участием законопроект был подготовлен, но, к нашему искреннему удивлению, эти идеи вызвали стойкое сопротивление со стороны официальной юридической науки, сделавшей акцент на том, что Конституция РФ гарантирует такого рода помощь бесплатно. Но тогда возникает вопрос: вот уже многие годы российские суды при вынесении приговора постановляют взыскивать с осужденных расходы на защиту по назначению в суде и (достаточно часто) на предварительном следствии - что с этими средствами делать? (Подготовленный Минюстом России законопроект о внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы опубликован 15 октября. - Прим. ред.).

Этот пример я привожу для того, чтобы продемонстрировать многоаспектность дискуссии, которая велась при решении вопроса о повышении вознаграждения адвокатов. Кстати, очень показательным было то, что почти всегда, когда к обсуждению привлекались представители министерств и ведомств, Судебного департамента, они переводили дискуссию в русло нехватки средств на зарплату оперативных сотрудников, секретарей и помощников. Всякий раз с трудом удавалось вернуть обсуждение к поручению Президента, где сказано только об адвокатах.

Через ведомственные интересы мы прорывались не без потерь, но выстояли все-таки. Хотя Минфин, как ему и положено, до последнего момента не соглашался с повышением в принципе, а потом неожиданно предложил увеличить базовую ставку лишь на размер предполагаемой инфляции - 4% (то есть на 22 рубля). Еще раз: это к вопросу о том, как все могло бы быть, если этим вопросом не заниматься и пустить на самотек.

При этом нужно отдавать отчет в том, что прямой корреляции между размером оплаты по назначению и конституционными обязанностями государства нет. Все это сложней и многогранней. Например, в некоторых российских регионах адвокаты, не принимающие участия в делах по назначению, платят повышенные взносы, а во многих - те, кто подвергнут дисциплинарной ответственности, не допускаются к делам по назначению. Из этих обстоятельств можно сделать выводы достаточно противоречивые, и не всегда в пользу высокой оплаты за счет государства.

- Почему? Ведь чем выше ставки, тем лучше. Всегда.

Юрий Пилипенко: Давайте все-таки исходить из реальности. Повышение оплаты защиты по назначению - не арифметическое действие и даже не попытка достижения справедливости, хотя и этот аспект присутствует. Это проект, который еще потребует от адвокатуры дополнительных и значительных усилий!

Не раз и не два в ходе многочисленных совещаний высказывались - иногда благожелательно, иногда в форме претензий - соображения относительно качества защиты по назначению. Расхожими стали слова о пятнадцати минутах, которые адвокаты уделяют работе по делу, как само собой разумеющееся звучало утверждение о том, что адвокаты принимают по нескольку поручений в день. Постоянно ставились вопросы статистического характера (о числе адвокатов, занятых в судопроизводстве по назначению, о количестве дел и затраченных на их ведение дней и т.д.), на которые у нас, к сожалению, не было точных ответов.

Как я уже сказал, каждый раз, когда мы говорили о необходимости повышения оплаты, то слышали в свой адрес замечания или претензии в связи с качеством защиты, действующим порядком распределения дел, отсутствием статистики. Сейчас мы должны эти проблемы однозначно решить, потому что, если мы не предъявим государству новое, более серьезное отношение к защите по назначению, то все может остановиться на 900 рублях.

Так что это только начало большого пути, нам предстоит еще научиться соответствовать этим средствам (какими бы незначительными они кому-то ни казались), потому что у государства есть, как выяснилось, серьезные вопросы к системе оказания помощи по назначению. И если мы не сможем выполнить пожелания, которые были высказаны в дебатах на эту тему, последствия могут быть для нас не самыми позитивными.

- На практике нередки случаи, когда граждан не пускают в суд из-за неподобающей одежды, а при возникновении скандалов даже наказывают по КоАП. Минюст недавно обратился в Совет судей с просьбой разработать единые правила внутреннего распорядка судов. Может ли адвокатское сообщество представить свои предложения, как регулировать подобные вопросы? Что допустимо, что недопустимо в суде для граждан?

Юрий Пилипенко: Вопрос о дресс-коде в судах имеет два аспекта.

Первый - претензии к адвокатам. Вспомним произошедший в Мордовии казус, когда адвоката лишили статуса за то, что он появился в суде в шортах, футболке и бандане. Большинство адвокатского сообщества с пониманием отнеслось к этому решению. Лично я могу сказать, что повод для возбуждения дисциплинарного производства однозначно был, а решение о лишении статуса - это усмотрение коллег на местах, я им доверяю.

Второй аспект - претензии к другим участникам судебного процесса. Упомянутая Вами просьба Минюста к Совету судей выработать единообразные подходы к установлению правил внутреннего распорядка судов вызвана обращением, которое направила в Минюст Федеральная палата адвокатов. Оно обусловлено конкретной ситуацией, когда судебные приставы, руководствуясь Правилами поведения граждан в здании суда, не допустили в судебное заседание свидетеля защиты, потому что он был в укороченных брюках, которые приставы сочли шортами.

В связи с этой ситуацией мы обратили внимание на общую проблему: не должно быть усмотрения в вопросе о дресс-коде, допустимом для прохода в суд!

Разумеется, приличия соблюдать надо. Допускаю, сложно согласиться с тем, что человек в шортах может выступать в суде свидетелем. Но ведь нельзя не учитывать и то обстоятельство, что свидетель - важнейший участник судопроизводства. На мой взгляд, недопустима ситуация, когда длина брюк свидетеля оказывается важнее, чем правосудие и принятие законного решения по делу. А для того, чтобы подобные ситуации исключить, необходима определенность: граждане, идущие в суд, должны узнавать о требованиях, которые к ним там предъявляются, заранее, а не при входе в здание. Когда начнет действовать такой порядок, люди будут относиться к ограничениям лояльно. Но они должны о них знать, а это уже в том числе и вопросы правового просвещения наших граждан.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"


 

Деньги с печатью.

Граждане начали взыскивать долги через нотариуса.

Новая практика: у судебных приставов резко выросло число дел, когда граждане взыскивают долги по упрощенной процедуре. Через нотариуса.

Как сообщил "РГ" директор Федеральной службы судебных приставов Дмитрий Аристов, в этом году в ведомство поступило уже около 12 тысяч документов с исполнительной надписью нотариуса.

Тот, кто следит за юридическими новостями - а таких оказалось немало, - уже оценили новый порядок. Теперь взыскать долг по договору, удостоверенному нотариусом, гораздо легче. Соответствующий закон вступил в силу не так давно.

Если другая сторона не платит, достаточно прийти к нотариусу. Тот сделает так называемую исполнительную надпись, и с таким документом можно напрямую обращаться к судебным приставам. Они уже знают, что делать с должником в таких случаях.

Из обычной схемы исключается суд. Нет смысла затевать судебный процесс - дело хлопотное, дорогое и подчас небыстрое, - когда все и так ясно.

"Я думаю, что за этой процедурой будущее", - заметил Дмитрий Аристов. Он отметил, что ведомство заключило соглашение с Федеральной нотариальной палатой о взаимодействии.


Планируется, что в перспективе нотариусы и приставы будут обмениваться электронными документами, что ускорит процесс. Согласно закону, для судебных приставов исполнительная надпись приравнивается к судебному решению. Это важная деталь: ведь приставы вправе перекрывать границу только для тех, кто должен по суду. Если же человек, допустим, оштрафован ГАИ и не заплатил, то ограничить выезд за рубеж такому должнику может только суд. Соответственно, когда речь идет о нарушении правил дорожного движения, пристав должен прийти в суд за санкцией включить красный свет на границе для должника.

Упрощенная процедура взыскания долга - через нотариуса - действует для нотариально оформленных договоров, а также для кредитных договоров. Зато по долгому пути, то есть через суд, придется идти тем, кто дал в долг под обычную расписку.

Как отметили в Федеральной нотариальной палате, в этом году более 90 процентов исполнительных надписей совершались на основании кредитного договора с банком. Когда закон только разрабатывался, многие эксперты предполагали, что он лишит коллекторов солидной прибавки. Ведь банкам станет невыгодно обращаться к ним: проще и дешевле направить документы через нотариуса судебным приставам.

Кроме того, по данным ФНП, в этом году в 3,5 раза чаще к нотариусам стали обращаться за совершением исполнительных надписей на основании нотариально удостоверенной сделки, устанавливающей денежные обязательства или обязательства по передаче имущества.

"Исполнительная надпись нотариуса продолжает набирать популярность, как инструмент решения долговых проблем, - рассказывают в Федеральной нотариальной палате. - Вслед за кредитными учреждениями преимущества такого метода взыскания долгов оценили и представители бизнеса, и обычные граждане".

Всего же в прошлом году нотариусы совершили 5 тысяч исполнительных надписей, в этом году за девять месяцев уже 19,1 тысячи. То, что не все документы дошли до судебных приставов, эксперты объясняют просто: кто-то еще не успел. А в некоторых случаях идти к приставам и не потребовалось, так как нотариус обязан уведомить должника, и это действует как превентивная мера: люди часто расплачиваются, не дожидаясь, пока ими займутся приставы. Новую схему, кстати, можно применять не только при обычных долгах, когда кто-то кому-то занял деньги. Решать можно, скажем, и проблемы при сдаче жилья в аренду. Допустим, жилец съехал с квартиры, не заплатив за несколько месяцев. Если договор аренды жилья будет удостоверен у нотариуса, хозяин квартиры, узнав о побеге жильцов, сразу обратится к нотариусу за исполнительной надписью. После того без промедлений в дело вступят судебные приставы.

Президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик подчеркивает, что "важно, чтобы права участников гражданского оборота защищались цивилизованным образом, при этом защита должна быть действенной".

- Можно сказать, что исполнительная надпись - это очень эффективный способ разрешения проблем финансовых или имущественных отношений между гражданами, - сказал он.

Первоисточник: rg.ru

 

Защита усилена.

Следователей лишат права выбирать удобных адвокатов.

Министерство юстиции России обнародовало проект поправок в УПК, которые лишают следователей возможности приглашать в дело удобных адвокатов. Когда возникает необходимость вызвать адвоката по назначению (то есть предоставляемого человеку государством), следователь будет обязан работать с тем, кого пришлет адвокатская палата. Иначе полученные доказательства будут признаны незаконными.

Помимо прочего в УПК планируется закрепить норму, что назначение защитника осуществляется с помощью автоматизированной информационной системы, исключающей влияние любых заинтересованных лиц на распределение поручений между адвокатами. Кого выберет программа, тот и придет.

Специализированные компьютерные программы для распределения поручений уже успешно используются адвокатурой в семи регионах. Еще в девяти регионах распределение осуществляется сотрудниками Сall-центров. Как сообщают разработчики проекта, Федеральная палата адвокатов заканчивает работы по созданию единой программы АС "АдвокатураПлюс", которая позволит осуществлять автоматическое распределение поручений по назначению между защитниками как с использованием Call-центра, так и полностью в автоматическом режиме.

Следователи не смогут выбить показания в присутствии дружественного им адвоката: суд такие показания не примет

Также минюст предлагает внести в УПК норму, по которой показания подозреваемого, обвиняемого, данные следствию с участием защитника, назначенного с нарушением требований, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, являются недопустимыми доказательствами. Проще говоря: надавить на человека при молчаливом присутствии удобного (или, как еще говорят, карманного) адвоката будет бессмысленно. В суде обвиняемый сможет отказаться от показаний, и судья будет обязан отбросить прежние протоколы. Силу будут иметь только показания, данные в присутствии правильно назначенного адвоката. Сегодня же в таких ситуациях суд часто оставляет в силе старые показания, мол, им можно верить, а сейчас человек пытается вывернуться.

Первоисточник: rg.ru

 

Адвокаты тайну не раскроют.

Палата адвокатов против разглашения данных о своих клиентах.

Федеральная палата адвокатов не поддержала инициативу, снижающую гарантии адвокатской тайны. При этом не вызвала возражений норма, закрывающая доступ к экзаменам на статус адвоката фигурантов дел об экстремизме и терроризме.

Как сообщается, в Федеральную палату адвокатов поступил на отзыв законопроект, изменяющий отношение к адвокатской тайне. В документе предлагается не считать нарушением адвокатской тайны информирование властей о каких-то подозрительных финансовых операциях клиентов.

Бороться с отмыванием преступных доходов, когда преступники путем различных комбинаций превращают грязные деньги в чистые, важная государственная задача. Более того, такая работа ведется на международном уровне, в любой цивилизованной стране принимаются жесткие меры против легализации преступных денег. Однако у адвокатуры другая миссия, она не является государственным органом, подчеркивают эксперты. Ее цель - защищать права граждан, и для этого адвокатам закон дал определенные инструменты, среди которых адвокатская тайна - один из важнейших.

"Закон об адвокатуре и Кодекс профессиональной этики адвоката в качестве фундаментальной основы адвокатской профессии устанавливают режим адвокатской тайны, а также обязывают адвоката обеспечить его соблюдение", - заявили в ФПА.

"Конституционное право каждого на получение квалифицированной юридической помощи служит гарантией соблюдения других закрепленных в Конституции РФ прав и свобод граждан".

Предлагаемый же законопроект, как рассказывают эксперты, добавляет адвокатам не просто не свойственные, но прямо противопоказанные им функции. По сути, включение адвокатов в систему, связанную с применением мер по противодействию легализации преступных доходов, ограничивает право граждан, обратившихся к адвокату, на конфиденциальность отношений со своими защитниками. Даже когда человек находится в следственным изоляторе, никто не вправе подслушивать разговоры арестанта с защитником, администрация казенного дома может только наблюдать.

"Любое ограничение конституционных прав граждан, в том числе право на обеспечение конфиденциальности сведений, доверенных адвокату, должно быть продиктовано конституционно значимыми целями (часть 3 статьи 55 Конституции РФ), чего в данной ситуации не усматривается, - говорится в отзыве Федеральной палаты адвокатов. - Обращаем внимание, что международные стандарты, изложенные в рекомендациях ФАТФ (Международной группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), допускают возможность сохранения адвокатской тайны в рамках национального законодательства".

В частности, в пояснительной записке к рекомендациям международной группы сказано, что "адвокаты... не обязаны сообщать о подозрительных операциях (сделках), если соответствующая информация была получена в обстоятельствах, когда они связаны обязательствами профессиональной тайны или правовой профессиональной привилегии".

Иными словами, повышенные гарантии защиты адвокатской тайны являются международным стандартом. На необходимость гарантировать независимость адвокатов при ведении дел, с тем чтобы обеспечить оказание свободной, справедливой и конфиденциальной юридической помощи и конфиденциальность отношений с клиентом, указывают Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов.

Еще одно предложение из разработанного Росфинмониторингом проекта касается допуска к экзаменам на статус адвоката. Документ лишает права претендовать на получение адвокатской корочки граждан, в отношении которых имеется информация о причастности к экстремистской деятельности или терроризму. В Федеральной палате адвокатов посчитали подобное положение допустимым. Пока гражданин включен в "черные списки" Росфинмониторинга и его счета заблокированы, планы стать адвокатом ему придется отложить.

Первоисточник: rg.ru

 

УК руку моет.

Его антиотмывочные статьи могут ужесточить.

В 2019 году правительство может ужесточить и конкретизировать положения статей 174 и 174.1 Уголовного кодекса, карающие легализацию преступно полученных денежных средств, ввести штрафы за отмывание с юрлиц и начать попытки конфисковывать выведенные за рубеж отмытые активы. Сейчас ст. 174.1, карающая отмывание чужого, практически не работает, и это может стать проблемой во взаимоотношениях России с ФАТФ. С 2014 года крупных реформ в этой сфере не было, но возможности государства искать отмывание с привлечением ФНС и ФТС значительно выросли.


Как стало известно “Ъ”, сегодня на совещание межведомственной рабочей группы (МРГ, см. подробнее “Ъ”) по противодействию незаконным финансовым операциям Росфинмониторинг, МВД, ФСБ, Минюст и Генпрокуратура вынесут вопрос об изменениях формулировок антиотмывочных статей Уголовного кодекса — 174 и 174.1. Формально, по сведениям “Ъ”, речь идет о приведении статей в соответствие с нормами Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ): очередной раунд консультаций с ФАТФ по вопросу соблюдения РФ ее рекомендаций намечен на лето 2019 года. Впрочем, источники “Ъ”, знакомые с повесткой заседания, утверждают, что правка двух статей — лишь часть обсуждаемой властями идеи реанимировать в РФ борьбу с отмыванием. Руководить заседанием группы будет, по их сведениям, глава администрации президента Антон Вайно, участвовать в нем — руководители Банка России, Минюста, службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ, помощники и советники президента и профильные замминистра и замглавы ведомств.

По данным “Ъ”, пересмотр положений ст. 174 и 174.1 УК связан с тем, что по крайней мере первая из них, карающая легализацию (отмывание) денежных средств и иного преступно нажитого имущества, полученных в результате преступлений третьих лиц (отмывание по заказу как услуга), в РФ почти не работает (20–30 дел в год), а ст. 174.1, наказывающая легализацию денег и имущества, полученных в результате собственных преступных действий (сотни дел в год) в основном применяется при расследовании наркотрафика — но не коррупции, мошенничества и иных экономических преступлений. Попытки же государства ввести особые меры против отмывания — например, ст. 193.1 УК, с 2013 года карающая незаконный вывоз капитала по подложным документам,— ничем не увенчались.

Идея силовых ведомств — в том, чтобы переформулировать диспозиции статей УК и сделать ст. 174 работоспособной. В частности, предполагается, что по ней ответственность будут нести участвующие в отмывании нотариусы, юристы и бухгалтеры.

Кроме того, в КоАП силовики предлагают включить штрафы для участвующих в отмывании юрлиц. Напомним, ответственность по антиотмывочным статьям УК сейчас предельно размыта — при особо крупном размере (выше 6 млн руб.) отмывания она укладывается в диапазон от принудительных работ (до 5 лет) до 7 лет лишения свободы. Ст. 174 и 174.1 УК внесены в список ст. 104.1 «Конфискация имущества» — все отмытое, в том числе купленное на отмытые деньги, может быть обращено в доход государства. Но при этом в последние годы размер таких конфискаций невелик (миллионы рублей), утверждают собеседники “Ъ”, а правовых способов конфисковать имущество, находящееся за границей (деньги на зарубежных счетах или недвижимость), не существует. Пленум Верховного суда обсуждал правоприменение по вопросам отмывания в 2015 году, возможны новые разъяснения ВС по этому вопросу.

В бизнесе склонны не считать вялость госструктур в борьбе с отмыванием проблемами с формулировкой статей УК. «Так сложилось, что в российской правоприменительной практике не принято возбуждать дела, которые могут быть связаны с чиновниками и их интересами. А в делах по легализации денежных средств такая связь бывает нередко. К сожалению, все, что связано со сферой госденег, у нас выпадает в отдельный мир, в котором гораздо реже заводят уголовные дела, нежели в отношении частных предпринимателей»,— говорит адвокат Роман Беланов из «Хренов и партнеры». Он не видит проблемы в формулировке самих статей (174 и 174.1) в УК, но отмечает: по таким делам сложно доказать состав преступления. «В отличие от мошенничества, под которое можно подтянуть почти все что угодно, включая невозврат кредита, в случае легализации нужно доказывать более сложные элементы. Еще тяжелее собрать доказательства, когда деньги получены другими лицами, то есть по ст. 174»,— поясняет он. Как сообщил “Ъ” топ-менеджер банка, входящего в пятерку крупнейших в РФ, необходимость введения дополнительных статьей в КоАП за легализацию преступных доходов неочевидна — уже сейчас есть уголовная и административная ответственность в этой сфере.

Размер предлагаемых административных штрафов за отмывание неизвестен, сейчас ст. 174 и 174.1 УК ограничивают штраф миллионом рублей или зарплатой за шесть лет. Впрочем, по данным “Ъ”, риски сверхкрупных штрафов невелики, как и риск получения Росфинмониторингом права приостанавливать подозрительные на отмывание операции (ведомство запрашивает такие полномочия несколько лет): судя по всему, задача, которая будет поставлена МРГ перед силовыми структурами — создать систему широкого применения новых версий ст. 174.1 и особенно ст. 174. В частности, по версии источников “Ъ”, одно из предложений — запретить Генпрокуратуре утверждать обвинения по экономическим статьям УК для передачи в суд без заключения о наличии или отсутствия в действиях обвиняемых признаков отмывания. Это может резко увеличить число потенциальных привлеченных СК по таким статьям представителей банков, консалтинговых и юридических компаний — в случае если происходящее перерастет в новую силовую кампанию по борьбе с отмыванием.

По поводу возможных расширений полномочий Росфинмониторинга собеседник “Ъ” в крупном банке констатирует: в настоящее время ведомство блокирует операции лишь в том случае, когда речь идет о средствах террористов. Если банк обнаруживает, что его клиент в списке террористов, то он блокирует счета на пять дней и сообщает в ведомство, а оно уже принимает решение по самому клиенту. Если клиент банка переводит средства в другой банк террористу (в понимании соответствующих списков),— также останавливается трансакция на пять дней с сообщением в Росфинмониторинг. Но само ведомство сейчас крайне редко что-либо блокирует. «Видимо, террористов мало»,— шутит собеседник “Ъ”.

Первоисточник: kommersant.ru

 

Один лайк без суда и следствия.

Верховный суд России защитил пользователей соцсетей от надуманных уголовных дел за лайки и репосты.

"РГ" публикует постановление пленума Верховного суда России, которое должно вернуть спокойный сон миллионам пользователей социальных сетей.

Постановлениепленума Верховного суда России уточняет некоторые правила при рассмотрении дел об экстремизме. Документ разъясняет очевидные вещи: ни лайк, ни репост в социальной сети не повод записывать человека в экстремисты. Глупая картинка, сохраненная на страничке много лет назад, не должна ломать человеку жизнь. Увы, на практике таких простых вещей не понимали даже люди с учеными степенями: те, кто подписывал заключения, отправляющие в тюрьму человека за бездумные репосты.

Отныне каждый судья, а значит и следователь, и прокурор должны знать: прежде всего надо доказать умысел, что человек сознательно разжигал страсти. Одной картинки, одного репоста и уж тем более мимолетного лайка мало для серьезных обвинений. Накануне председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев заявил, что принятое постановление должно стать поводом и для прекращений необоснованных уголовных дел, уже возбужденных, но пока не дошедших до суда.

"Мы сказали, помимо всего прочего, что вопрос о составе преступления должен рассматриваться на самой ранней стадии, - пояснил Вячеслав Лебедев. - Не только когда дело рассматривается по существу, поступив в суд, с обвинительным заключением, а именно на ранней стадии - когда дело возбуждено и когда лицо, в отношении которого дело возбуждено, имеет право на обжалование постановления о возбуждении дела".

Впрочем, следователи могут и не дожидаться жалоб от тех, кого они намерены обвинить. Если нет желания терять время и делать бессмысленную работу, лучше без дополнительных подсказок снять претензии к человеку. Ведь в суде надуманное дело все равно развалится. В каком-то роде Верховный суд сработал на упреждение. Да, было несколько резонансных дел, когда людей обвиняли в репостах экстремистских материалов.

Но пока число таких дел было не так велико. Правда, как пояснил Вячеслав Лебедев, тревогу вызвала динамика: намечался рост.

Как сказано в документе, для решения вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и преступной цели суд исходит из совокупности всех обстоятельств содеянного.

Он должен учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы данного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения информации, данные о его личности и т.п.

Кстати, к разработке документа Верховный суд широко привлек юридическое сообщество. В работе участвовали Федеральная палата адвокатов, аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ, представители ведущих юридических вузов, правозащитники и многие другие. Причем шел именно диалог, многие предложения были приняты.

В частности, как рассказали в ФПА, было учтено предложение вице-президента ФПА РФ Генри Резника.

Именно с его подачи в документ вошло положение о необходимости судам учитывать, что заключение эксперта по делам о таких преступлениях не имеет установленной силы и не обладает преимуществами перед иными доказательствами. Иными словами, заключение эксперта еще не приговор.

По мнению Резника, особенно значимыми представляются разъяснения, напоминающие судьям, что вопрос об оценке любых действий как экстремистских относится к исключительной компетенции суда. Дело эксперта - установить факты, а правовую оценку дает именно суд. Задача эксперта исследовать материалы, а также весь контекст, но не делать выводы: был в действиях человека экстремизм или нет.

Первоисточник: rg.ru


 

Квартира с добавкой.

Верховный суд объяснил правила перепланировки жилья.

Верховный суд России, рассмотрев несколько дел, детально разъяснил важные нюансы перепланировки квартир. Тема весьма острая. Число желающих улучшить свое жилье - что-то пристроить, что-то уменьшить, а потом все это зарегистрировать - не сокращается. Как результат - обилие соответствующих судебных дел.

Пристройку к апартаментам на первом этаже, к примеру, вполне могут признать самовольной постройкой. А серьезная реконструкция без разрешения дает повод забрать у хозяина-нарушителя квадратные метры. Как избежать подобных неприятностей, можно узнать из свежих определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда России.

В одном из дел жительница Краснодара Светлана С. просила признать незаконным отказ местных властей завизировать ее перепланировку, сделанную самовольно.

На руках у женщины было несколько экспертиз, доказывавших, что "выполненная перепланировка и переоборудование квартиры соответствуют строительным, санитарным и противопожарным нормам и правилам, не создают угрозу жизни и здоровью граждан". Однако чиновники все равно сказали "нет". Бюрократы?

Первая и вторая инстанции, похоже, с этим согласились. Они удовлетворили иск женщины и разрешили оставить квартиру в перепланированном состоянии. Но люди в мантиях не обратили внимания на существенную деталь: в ходе ремонта были расширены кухня и санузел. А по закону нельзя, чтобы ванна, туалет или кухня находились над жилыми помещениями. Кроме того, санузел нельзя располагать над кухней соседей снизу. Поэтому чиновники отказали не из вредности: по их мнению, туалет с ванной в квартире женщины "заехали", куда не положено.

Так или нет, и должны были разобраться нижестоящие суды. "С учетом того, что принадлежащая истцу квартира находится на четвертом этаже многоквартирного дома, суду при разрешении спора следовало уточнить, над помещениями какого назначения (на третьем этаже) находятся перепланированные кухня и санузел", сказано в определении Верховного суда. Поскольку нижестоящие инстанции не стали вникать в этот вопрос, их решения отменены, а дело отправлено на новое рассмотрение.

В другом деле семья из четырех человек попыталась узаконить свою разросшуюся квартиру. Еще в 1990 году глава семьи получил ордер на служебной жилье - однокомнатную квартиру на первом этаже. Общий размер жилплощади - 28,4 квадратных метра. Из них 17,9 "квадрата" - жилая площадь.

"Для улучшения жилищно-бытовых условий без проектной документации своими силами и средствами истцы возвели к занимаемой ими квартире две пристройки, в результате чего общая площадь квартиры увеличилась до 60,1 кв. м", сказано в материалах дела.

Претензий к безопасности никаких: все пристройки соответствуют требованиям. Законом же предусмотрено: на основании решения суда жилое помещение может быть сохранено в переустроенном или перепланированном состоянии, "если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни или здоровью". Поэтому, когда чиновники отказались легализовать квартиру в ее новом виде, семья пошла в суд и первые две инстанции выиграла. Радость была недолгой: до тех пор, пока дело не попало на рассмотрение в Верховный суд.

Высокая инстанция, изучив материалы, указала: изменились параметры не только квартиры, но и самого дома.

За пределами здания на прилегающем земельном участке появились капитальные строения на монолитном железобетонном фундаменте с кирпичными наружными стенами и кровлей из шифера. В одной пристройке жилая комната. В другой - санузел и прихожая с дверью на улицу. Получается, что квартира прихватила кусочек земли, и здесь надо ставить вопрос, не являются ли новые квадратные метры самовольными постройками.

Согласно Гражданскому кодексу, самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке.

"Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности, - напомнил Верховный суд. - Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки".

Конечно, право собственности на самовольную постройку может быть получено через суд при наличии ряда условий. Например, в данном случае помимо прочего надо было разбираться, согласны ли собственники других квартир отдать часть придомовой территории. Также суд должен выявить правовой статус переделок: переустройство, перепланировка или реконструкция. Это принципиальный момент. Ведь перепланировку и переустройство можно утвердить задним числом. Но если была сделана самовольная реконструкция, то никаких шансов ее легализовать нет.

Разницу между первым, вторым и третьим ремонтом Верховный суд детально объяснил еще в одном деле. Там на первом этаже некая предпринимательница устроила парикмахерскую, соединив нежилое помещение с квартирой. Общее собрание собственников дало согласие на "разжалование" квартиры - перевод ее в статус нежилого помещения. Но чиновники все равно отказались признать ремонт. Нижестоящие суды поддержали предпринимательницу.

Зато Верховный суд отменил их решения и отправил дело на новое рассмотрение, поручив в том числе разобраться, не была ли под видом перепланировки проведена реконструкция. Согласно Жилищному кодексу, перепланировка жилого помещения представляет собой изменение конфигурации, то есть когда передвигают стены.

"Перепланировка жилых помещений может включать: перенос и разборку перегородок, перенос и устройство дверных проемов, устройство дополнительных кухонь и санузлов, расширение жилой площади за счет вспомогательных помещений, ликвидацию темных кухонь и т.п.", - поясняют эксперты.

"Переустройство жилого помещения представляет собой установку, замену или перенос инженерных сетей, санитарно-технического, электрического или другого оборудования, требующие внесения изменения в технический паспорт жилого помещения", - напомнил Верховный суд.

Реконструкция же предполагает изменение параметров дома: высоты, площади, объема. В том числе под нее попадают замена несущих строительных конструкций, надстройка, перестройка и расширение объекта капитального строительства.

Без предварительного согласования такие вещи делать запрещено. Узаконить реконструкцию задним числом никто не позволит.

Первоисточник: rg.ru

 

Ударили по рукам.

Верховный суд напомнил, какие сделки можно заключать устно.

Верховный суд напомнил, что заключать сделки у нас можно, не только заверяя их всеми возможными способами, но и в простой письменной форме, и даже устно. Устно можно заключить в том числе договор купли-продажи автомобиля. Но только не все суды об этом помнят.

Итак, дело было в Братске. Некто А. Садовников договорился с В. Павлюком, что оставит в его боксе в здании ремонтно-механических мастерских свой КАМАЗ. Но вот беда: в здании произошел пожар и КАМАЗ сгорел. Тогда Садовников обратился к Павлюку с требованием компенсации в размере одного миллиона рублей. Павлюк с этим не согласился и отказался что-либо компенсировать. Тогда Садовников обратился в суд.

Но и суд не пошел ему навстречу. Районный суд указал, что договор хранения между сторонами по делу в письменной форме, предусмотренной статьей 887 Гражданского кодекса, заключен не был. Соответственно никаких обязательств по обеспечению сохранности автомобиля истца ответчик на себя не принимал. Кроме того, суд первой инстанции указал на отсутствие доказательств нарушения правил противопожарной безопасности ответчиком и его вины в возникновении пожара.

А поэтому пришел к выводу об отсутствии совокупности необходимых условий для возложения на Павлюка ответственности по возмещению ущерба.

С этими доводами согласилась и апелляционная инстанция. Но не согласился Верховный суд. Он напомнил, что в соответствии со статьей 887 Гражданского кодекса договор хранения должен быть заключен в письменной форме в случаях, указанных в статье 161 этого Кодекса.

Простая письменная форма договора хранения считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено хранителем выдачей поклажедателю: сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного документа, подписанного хранителем; номерного жетона (номера), иного знака, удостоверяющего прием вещей на хранение.

Несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем. Грубо говоря, ту ли собачку вам вернули.

Статьей 162 Гражданского кодекса предусмотрено, что несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

Таким образом, если иное прямо не предусмотрено законом, несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительности договора, а лишь ограничивает стороны в средствах доказывания, указал Верховный суд.

Павлюк признал, что по устной договоренности по телефону он разрешил Садовникову пользоваться боксом для ремонта автомобиля. То есть им не оспаривался факт, что автомобиль истца на момент пожара находился в принадлежащем ему здании с его же собственного согласия, хотя и без оформления письменной формы договора.

Также суды нижних инстанций неправильно распределили обязанность доказывания. Факт нахождения автомобиля истца в момент пожара в здании ответчика установлен. Поэтому обязанность доказать, что все обязательства по хранению машины исполнялись надлежащим образом и в соответствии с условиями договора, пусть и устного, лежит на исполнителе.

Для устранения этих нарушений Верховный суд вернул дело в апелляционную инстанцию на новое рассмотрение. Но из этого решения видно, что устное согласие - может быть признано действительным договором. Отвечать по его условиям должен тот, кто принял на себя обязательства.

Напомним, что договор в устной форме касается многих сфер жизни человека. Даже машину можно купить или продать по устному договору.

Правда, для этого при постановке ее на учет в ГИБДД должны прийти и покупатель и продавец. Сотрудник ГИБДД ведь должен убедиться, что такой договор заключен. И это не какой-то необычный случай для ГИБДД. С такими запросами обращаются очень часто.

Впрочем, иметь договор на бумаге гораздо надежнее. Ведь разные могут возникнуть ситуации. Например, налоговая инспекция продолжила выставлять вам счета за транспортный налог на давно проданную машину. Можно, получить документ из ГИБДД, что такая машина снята с учета тогда-то, а можно направить копию договора о продаже этого автомобиля. С устной формы договора копию снять не получится.

Даже если человек дает кому-то в долг - это уже устный договор, который может быть признан судом действительным, если не превышает определенной суммы, со всеми вытекающими отсюда обязательствами по его соблюдению.

Первоисточник: rg.ru

 

Клик защиты.

Минюст предлагает установить электронные очереди для адвокатов.

215 Министерство юстиции вынесло на общественное обсуждение проект поправок в УПК, вводящий электронное распределение дел среди адвокатов, в тех случаях, когда защитник предоставляется человеку государством.

Автоматическая система призвана исключить из процедуры человеческий фактор. Проще говоря, не дать следователям возможности выбирать на свое дело адвокатов. Ведь выбирают обычно тех, с кем удобней договориться. Между тем защита нужна не для того, чтобы следователю жилось спокойней.

Как сообщают авторы законопроекта в пояснительной записке, к настоящему времени в семи регионах введены и успешно используются специализированные компьютерные программы для распределения поручений между адвокатами.

В девяти субъектах адвокатура создала специальные диспетчерские центры. Суды и правоохранители направляют туда заявки, а диспетчеры уже вызывают адвокатов - согласно очереди.

Кроме того, в Москве с 1 июля использование компьютерной программы станет единственным способом распределения поручений между адвокатами на защиту по назначению.

Минюст предлагает закрепить эту практику. Более того, УПК предлагается дополнить нормой, что если следователи вызвал адвоката в обход процедуры, полученные доказательства будут считаться недопустимыми.

То есть, любые следственные действия, в которых примет участие адвокат, пришедший вне очереди, окажутся незаконными. Чтобы ни рассказал в этом случае подследственный, для суда это не будет иметь значения. Или если в присутствии такого "внеочередного" адвоката жертвы преступления опознали подследственного, то суд это тоже не примет.

Первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко отметил, что идея разработать подобный законопроект прогрессивна и направлена на борьбу с таким явлением, как "карманный адвокат". Он считает, что это сделает обязательным внедрение автоматизированного распределения защиты по назначению в тех адвокатских палатах, где оно еще не действует.

"Такой подход равномерно распределит нагрузку на адвокатов, участвующих в качестве защитника по назначению органов дознания, следствия и суда, - сказал Евгений Семеняко. - И в конечном итоге он будет способствовать обеспечению надлежащего качества уголовной защиты в делах, где участвует защитник, которого в обиходе называют "бесплатный адвокат".

Он подчеркнул, что положительным моментом разрабатываемого законопроекта является создание действенных гарантий исполнения внедряемых нововведений.

"Нарушение установленного порядка распределения дел по назначению влечет недействительность полученных показаний подозреваемого и обвиняемого. Данная санкция делает бессмысленными возможные нарушения процедуры распределения дел между адвокатами и бесперспективными попытки вступления в дело "карманного” адвоката, - сказал первый вице-президент ФПА. - Единственное - нас беспокоит, что в отдельных адвокатских палатах могут быть трудности с реализацией этой идеи".

По его словам, организация такой автоматизированной информационной системы требует значительных затрат, соответственно, возникает вопрос о том, из каких источников законопроектом будет предусматриваться финансирование повсеместного внедрения автоматизированной информационной системы.

Кроме того, недавно ФПА направила в Минюст справку о состоянии российской адвокатуры, в которой изложены в том числе предложения по совершенствованию законодательства.

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко сообщил, что документ подготовлен в ответ на запрос ведомства о предоставлении информации, касающейся роли адвокатов в судебной системе России и обеспечении их независимости.

Федеральная палата адвокатов обратила особое внимание на то, что практиковать в качестве адвоката достаточно опасно. Так, за 15 лет совершено 49 посягательств на российских адвокатов, закончившихся смертельным исходом. Лишь 12 из совершенных убийств адвокатов раскрыты.

Говорится и о других проблемах. В справке говорится, что задачи, поставленные в обсуждаемом в настоящий момент проекте концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи "требуют скорейшего их решения". Планируется подготовить и расширенную версию документа.

Первоисточник: rg.ru

 

Тюрьму откроют.

Предлагается определить порядок допуска адвокатов к арестованным в СИЗО. 

Министерство юстиции сообщило, что прорабатывается возможность принятия межведомственной инструкции, в которой будет прописан порядок допуска адвокатов в СИЗО по новым правилам. 

Недавно по инициативе главы государства были приняты поправки в УПК, повысившие гарантии независимости адвокатов. Помимо прочего, закон дал право адвокатам навещать подзащитных без санкции следователя. Достаточно показать удостоверение и ордер. Однако на практике возникла проблема: в следственных изоляторах продолжают требовать подтверждения от следователя на допуск адвоката к арестанту. Поэтому президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко обратился к министру юстиции РФ Александру Коновалову с просьбой принять меры. 



В своем официальном ответе ведомство сообщило, что на специальном совещании было принято решение о подготовке предложений по урегулированию вопросов, связанных с реализацией положений УПК. Также сейчас прорабатывается возможность, как сказано в официальном ответе, "подготовки межведомственного нормативного правового акта, устанавливающего порядок взаимодействия при информировании следователями администрации следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы о вступлении адвокатов в уголовное дело". 

Спор по большому счету принципиальный.

 

Речь о том, с какого момента считать адвоката официально вступившим в дело. Или, точнее, кому адвокат должен нанести первый визит: следователю или своему подзащитному в СИЗО? Когда адвокат официально в деле - препятствий никаких нет. Свидания предоставляются без ограничений. 

Но, как рассказывают эксперты, следователи часто под различными предлогами мешают зубастым адвокатам вступить в дело. А без визы следователя в СИЗО адвокатов первый раз не пускают. Так должны ли защитники предварительно ставить следователей в известность, что вступают в дело? И следователь просто фиксирует факт или может закрыть тому или иному адвокату доступ к конкретному подследственному? 

Представители силовых структур высказываются за то, что участие следователя в решении вопроса о предоставлении адвокатам свиданий в определенных ситуациях все-таки необходимо. 

В свою очередь представители адвокатского сообщества особо обращают внимание, что новые нормы УПК прописаны однозначно, и по ним никакого разрешения от следователя не требуется. Для этого в законе были специально изменены формулировки.

Как подчеркнул вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник, сотрудники СИЗО в соответствии с законом обязаны допускать адвоката на свидание с доверителем и, по его мнению, должны тут же сообщать об этом следователю. 

  • Спор идет по поводу того, кому адвокат должен наносить первый визит: следователю или в СИЗО арестанту 

"Это они должны информировать о том, что обвиняемого посетил адвокат, - сказал он. - То есть не следователь должен, как они настаивают, сообщать им о том, что в деле участвует адвокат, а они - ему. Такой порядок будет законным и оправданным".

По его словам, ошибочно считать, что вступление в дело обязательно означает приход адвоката к следователю с ордером.

"В статье 53 УПК РФ первое полномочие, которым обладает адвокат, вступивший в дело, - это право на свидание с подзащитным, который находится в следственном изоляторе", - указал вице-президент ФПА РФ. 

 К тому же, как рассказывает Генри Резник, именно органы ФСИН обладают всей достоверной информацией о том, в производстве какого именно следователя находится уголовное дело в отношении того или иного заключенного под стражу. Тогда как адвокаты в большинстве случаев могут узнать об этом только после свидания с подзащитным. Не получается ли замкнутый круг? Откуда адвокат может узнать координаты следователя? А нет координат - нет и встречи с клиентом? Не нарушает ли такое положение принцип равенства обвинения и защиты?

Представители силовых структур опасаются, что в СИЗО смогут приходить посторонние адвокаты, не участвующие в деле. И будут заниматься какими-то незаконными делами. Однако для того, чтобы прийти к чужому арестанту, адвокату потребуется подделать важный документ - ордер. А это чревато неприятными последствиями для защитника.

 

В Федеральной палате адвокатов подчеркивают, если адвокат будет уличен в использовании ордера без заключения соглашения на защиту, он подлежит дисциплинарной ответственности, вплоть до лишения статуса. Форма ордера утверждена приказом Минюста России. Изготовление, оформление и выдача ордеров регулируются строгими правилами.

Предполагалось, что новые нормы станут в том числе средством борьбы с карманными адвокатами. Так как на практике нередко бывали случаи, когда следователи направляли к арестантам дружественных адвокатов, а остальных блокировали. Так что подследственному было затруднительно выбрать адвоката по своему вкусу: первым к нему попадали защитники от следствия. Соответственно, именно следователю было удобно работать именно с теми адвокатами. Но ведь цель защиты - помогать подсудимому.

 

                                                                                                                                                                                                                      Первоисточник: Российская Газета RG.RU

 
Контакты